Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

26.03.2015 10:53 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 10 от 21.03.2015 г.

ПРОШЕДШИЙ ЧЕРЕЗ МУКИ АДА

У каждого поколения — своя биография. Забыть прошлое, забыть уроки войны — значит предать тех, кто не щадя жизней ради нашего будущего,оставить новые поколения без опыта, добытого непомерной ценой. Немало героических страниц вписали в историю борьбы с фашизмом корбицынцы. Земляки мужественно сражались на всех фронтах Великой Отечественной войны

и всюду проявляли мужество и отвагу.

 

В деревне Евсютино Коробицынского сельского поселения проживал ветеран войны Николай Васильевич Биляшев. Небольшого роста, сухощавый, седина на висках, взгляд добрых глаз. Приветлив, доброжелателен, немногословен. Только мало кто знает, как необычна его судьба, что пришлось испытать ему за свою жизнь.

В 1939 году Николай Васильевич был взят на всеобуч. Строили доты и дзоты, проходили строевую подготовку. После всеобуча он работал на лесозаготовках, там-то ему и вручили повестку: началась Финская война. Его часть формировалась в Лодейском поле Ленинградской области. Служил Николай Васильевич в тяжелой артиллерии, орудовал 152- миллиметровой гаубицей. На лошадях подвозили снаряды. Снаряды везли на Ладожское озеро. Зима того года была очень холодной и потому до секретного поста, что был на озере, добирались долго. Отдыхали, грелись и снова в путь. Часовые сменялись часто, стояли только по часу. Финская война  Николаю Васильевичу больше запомнилась холодами.

В 1941 году Биляшев вновь получил повестку, теперь уже на Великую Отечественную войну. И опять под Ленинград. Защищал город Гатчину. Бои были жестокими, но пришлось отступать. У солдат было по тридцать штук патронов и по две гранаты. 90 стрелковая дивизия, в которой воевал Николай Васильевич, отступала. Шли лесом. Немцы все время обстреливали:  с самолетов, из артиллерийского орудия. Многие погибли, а те, кто остался в живых попали в плен. Было это под Старой Руссой. Попал в плен и Николай Васильевич. Он вспоминал: "Сначала не было страха. Рядом были свои: грязные, оборванные, с которыми вместе отступали, но всё же живые. Нас заперли в сарай, а потом погрузили в вагон и повезли. Название станции мы не знали, не знали, куда и везут. Прибыли в город Вильно, где на окраине находился лагерь военнопленных. Он был обнесён колючей проволокой, стояли вышки, а на них часовые с автоматами. А когда увидели первых пленных в лагере: сжалось сердце...". Эти люди мало напоминали людей. Николай Васильевич называл их: доходяги. Наверно, потому, что в них совсем было мало жизни. Они могли умереть в любой день, в любой час. Так начался для Николая Васильевича один из шести кругов ада, которые ему пришлось пройти.

"На дверях концлагеря Дохау висело изречение: "Работа дарует свободу", — вспоминал ветеран. — И приходилось работать тяжело, изнуряюще, каждый день… Хотелось только добраться до своего барака, до своих нар и хоть чуть — чуть отдохнуть. Пол в бараке был цементный, а зима выдалась холодная и от пола сильно холодило. На ночь нам надевали на босые ноги  деревянные колодки, чтоб не сбежали. Кормили очень плохо: 300 грамм хлеба и суп — баланда из брюквы. За зиму в лагере умерло очень много народу. Хоронили своих сами, рыли большой котлован и засыпали землей умерших".

Потом Николая Васильевича перевели в другой лагерь. Он вспоминал с дрожью в горле, болью в сердце и слезами на глазах: "На работу нас возили за тридцать километров. Там кормили картошкой. Варили мелочь, толкли, как поросятам, но это хоть было сытно. Но знаете, я никогда, как бы голоден не был, не ходил по помойкам, что — то удерживало от этого. Осенью пленных повезли в Германию, город Росток. Запомнился этот лагерь жестокостью. Повешенные на виселицах, битье за любое неповиновение. Казалось, что смерть меня найдёт здесь, и я уже никогда не вернусь домой. Когда американцы открыли второй фронт, к пленным стали относиться лучше: и кормить стали лучше, и жестокости такой уже не было". Видно и немцы почувствовали перелом в ходе войны. Военнопленных стали все чаще и чаще переводить из лагеря в лагерь, на одном месте долго не держали. Очередной лагерь, в котором был Николай Васильевич, освободили 26 апреля 1945 года американцы. Так он оказался в американской зоне оккупации. Американцы рассортировали пленных по национальности и разделили лагерь на зоны, где находились люди одной национальности.

Война закончилась 9 мая 1941 года, а в июне в лагерь прибыли представители советского командования. Сначала пленными занялся особый отдел. Потом, через всю Европу, они шли пешком домой в Россию, тех, кто не мог идти, везли на лошадях. Шли долго. Часто отдыхали и первый город, в котором их задержали надолго, был Львов. Здесь снова бывшими пленными занялся особый отдел. Наверно, определяли степень вины каждого. И снова распределяли и сортировали: кого в лагерь, кого на работу. Николая Васильевича отправили в шахты на Донбас. Он трудился в забое. Работа была тяжёлой, изматывающей.  После войны техники никакой не было, поэтому рабочие вагонетки нагружали руками, а возили на лошадях. Домой, в свою родную сторонку, Николай Васильевич вернулся в 1947 году. Трудился в колхозе, воспитывал детей.

Николаю Васильевичу очень хотелось забыть всё, что ему пришлось пережить в плену. Да и плен в те годы считался позором, ведь никто не знал, да и не спрашивал, что это такое — фашистские лагеря смерти. Рассказывая об ужасах военного времени, он всё время повторял: "Пусть бы не было войны".

Любовь ТИХАНОВА.

Фото из архива Коробицынской библиотеки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

626