Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

03.04.2015 07:31 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11 от 28.03.2015 г.

К ДНЮ ПОБЕДЫ

Стояли насмерть у стен Ленинграда 

Приближается великая дата — 70-летие Победы над фашистской Германией. И тем величественнее предстаёт перед нами подвиг наших дедов и отцов, поколения, которые ценой неимоверных усилий, мужеством, силой и миллионных потерь выстояли и победили в той великой битве. Один из них, мой отец, Иван Яковлевич Ковалёв, участник Ленинградской битвы.

Отец всегда был человеком скромным и не любил рассказывать о войне. Воспоминания ему давались нелегко, ведь пережито горя и страданий простыми советскими солдатами тогда было немало:

"Меня призвали на войну в октябре 1942 года, когда шли жестокие бои у стен Ленинграда. В начале ноября с большими трудностями и риском пробравшись по "Дороге жизни" наша дивизия остановилась у местечка Красный Бор. Вскоре получили приказ: "В наступление!" Перед боем командир полка Юрченко обратился к воинам с короткой речью: "Товарищи солдаты! Над колыбелью русской революции нависла смертельная опасность. Мы должны доказать фашистам, что Ленинград жив и будет жить!"

Не раз мы ходили в атаку, насмерть стояли за каждый клочок ленинградской земли. А самый памятный и незабываемый день для меня 19 марта 1943 года. Было около семи утра. Шёл жестокий бой, от непрерывного артиллерийского гула содрогалась земля, кругом всё горело, и даже земля дымилась. Почти каждую минуту приносили известия об убитых и раненых. Тяжело было смотреть на убитых товарищей, с которыми делили последний окурок. Из нашего полка связи оставалось девять человек. Уже погибли Шкаленков и Резниченков. Мы с бойцом Чередниченко получили задание исправить линию связи. На короткое время связь была восстановлена, но я был контужен, а Чередниченко тяжело ранен в грудь. Нас отправляли в медсанбат, но мы остались, так как из связистов в живых было только двое. А телефонная связь снова в который раз была нарушена. Превозмогая головокружение, я обратился к комбату: "Товарищ комбат! Разрешите исправить связь?" Комбат Соловьёв с надеждой посмотрел на меня: "Сможешь, Ковалёв?"

- "Постараюсь, товарищ комбат!"

Будто сквозь кромешный ад, под зловещим пулемётным огнём, петляя между воронок от снарядов, я пополз к повреждённой линии. Вдруг пулемётная очередь прошила мне по правой ноге. От острой боли на мгновение я потерял сознание, когда очнулся, превозмогая адскую боль, исправил связь. Чуть передохнув, с трудом отправился обратно. Вокруг меня "запрыгали фонтанчики" земли. Огляделся и понял, что стреляет невидимый немецкий снайпер. Только уцелевший мелкий кустарник спас меня от верной гибели.

Плохо помню, как тогда добрался на командный пункт. Комбат Соловьёв, раненый в голову, еле державшийся на ногах, всё повторял: "Спасибо солдат! Ты достоин большой воинской награды!"

Впоследствии, уже находясь в Ленинградском военном госпитале, мы с радостью узнали, что населённый пункт Поповка нашими войсками был всё-таки взят!"

Пять месяцев пришлось пролежать отцу в госпитале, а потом их вызвали на "большую землю". За свой боевой путь отец был награждён Орденом Отечественной войны второй степени, медалями: "За отвагу", "За оборону Ленинграда", "За победу над фашистской Германией" и юбилейными медалями.

Мой отец, Ковалёв Иван Яковлевич и тысячи, тысячи таких, как он, отстояли нашу Родину от фашизма. И мы, ныне живущие, особенно молодёжь, подрастающее поколение должны помнить, какой ценой был завоёван мир.

Александра Ивановна Смирнова,

 дочь фронтовика, деревня Усть-Река.

Фото из семейного архива Смирновых.

 

У войны не женское лицо

Война — дело не женское. Тем не менее, в годы "священной" войны женщины, девушки добровольцами уходили на фронт и сражались с фашистскими захватчиками и на земле, и в воздухе, при этом, ничуть не уступая в отваге мужчинам. Среди жителей Режского поселения также были женщины — участницы боевых действий. Одна из них Александра Зиновьевна Шаверина.

... Шура Шаверина отправилась на фронт вместе с братом Степаном и сестрой Манефой. И все трое погибли.  А ведь им было всего лишь по восемнадцать-двадцать лет.

Из воспоминаний Валентины Васильевны Черепановой: " Шура родилась в 1923 году, в деревне Рассохино, в обыкновенной крестьянской семье. Дети росли трудолюбивыми и были первыми помощниками у родителей. Не отказывались ни от какой работы и выполняли её на совесть. С любовью и уважением относились к людям. Были весёлыми и озорными, уходя на фронт, Степан плясал и пел частушки"

… На фронт Шура Шаверина ушла вместо другой девушки из их деревни. Служба началась в сапёрном батальоне, который строил тайные дороги через вязкие болота волховских лесов. Весной 1942 года стали набирать добровольцев в женскую команду снайперов. Учёба проходила в лесу. Командир взвода Малофеев был строг и требовал всё, как записано в Уставе. Распорядок установили такой, что не было свободной минутки. Нелегко было командиру с девчатами. Но он всё же жалел их: "Ах, девчата, девчата, мои красавицы, грешен я перед вами, что суров и строг, а что поделаешь — война".

После прохождения курсов (три с половиной месяца) Шуру Шаверину и её подруг направили на Волховский фронт, в сорок четвёртую Чудовскую дивизию. Её напарницей была девушка из Сокольского района Елизавета Ивановна Чистова. Они с ней подружились. На "охоту" ходили вместе. Однажды Шура и Лиза видели фашиста, как он выходил из окопа, но не смогли выстрелить, страшновато стрелять в человека. Своему командиру доложили, всё как было. Он был огорчён и предупредил, чтоб больше этого не было, и добавил, что фашисты наших детей и стариков расстреливают. На другой день Шура с подругой застрелили первого немца… У снайперов были снайперские билеты, где записывалось количество убитых фашистов. Когда снайперы выходили на задание, то "славяне" — так они называли бывалых солдат — спокойно отдыхали. А у немцев же, где работал взвод снайперов, висели таблички: "Осторожно — снайперы".

Александра Зиновьевна Шаверина и её подруги участвовали в боях за Судово, Кириши, Новгород.

… Вспоминает дочь Елизаветы Ивановны Чистовой: "Шура была смелая, весёлая девушка. Вместе с моей мамой они застрелили несколько десятков немцев. Однажды маму ранило в ногу и её отправили в госпиталь, а в это время убили Шурочку. Маме не говорили об этом, а на третий день привезли раненого бойца из их батальона. Мама спросила: "Как дела на фронте?". Боец проговорился, что вчера убили одного снайпера. Мама спросила: "Кого?". Солдат ответил: "Такая невысокая, хохотушка". Мама тихонько спросила: "Как зовут?". Он ответил: "Шура". У мамы захолонуло сердце: Неужели это моя Шура, с которой делили хлеб, сухари, невзгоды, девичьи секреты, всё пополам…" Да, её лучшую подругу подстрелил немецкий снайпер. Мама очень долго переживала за подругу и попросилась на фронт раньше, чем её хотели выписать. Она рассказывала, что при каждом убитом фашисте она говорила: "Это за Шурочку".

Ефрейтор Александра Зиновьевна Шаверина погибла 4 февраля 1944 года в деревне Карловки, Чудовского района, Новгородской области.

Вечная слава, женщинам — героям Великой Отечественной войны!

По материалам  исследовательской работы

"У войны не женское лицо" Алексея Чешкина,

ученика 6 класса Режской основной школы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

769