Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

05.08.2019 11:10 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

О покорении неба, о «неземной» любви

Знаете, есть такой праздник – День парашютиста. Отмечается ежегодно двадцать шестого июля. Многие скажут – опасно, а ведь кто-то серьезно увлекается этим видом спорта и является профессионалом. С парашютом прыгают по долгу службы, чтобы преодолеть чувства страха, поймать адреналин или так, ради забавы, прыгают мужчины и женщины. Что заставляет людей пойти на такой, казалось бы, рискованный шаг? Новые ощущения, ни с чем не сравнимые эмоции? Давайте узнаем, ведь парашютисты есть и среди нас.

– Когда произошел первый прыжок? Он единственный?

Александр Попов: «Первый и пока единственный прыжок я совершил тринадцатого июля этого года».

Ксения Гнездилова: «Девятого сентября 2017 года, в день годовщины свадьбы родителей. Они об этом не знали. Позвонила после прыжка, поздравила с датой и сообщила. Папа был в шоке. На данный момент это единственный прыжок, но хотелось бы еще».

– Как к этому пришли? Может, мечта детства?

Александр Попов: «Прыгнуть хотел уже давно, но как-то руки не доходили. А тут с товарищем решили вместе, записались и поехали».

Ксения Гнездилова: «Прыгнуть с парашютом было интересно с детства. На самом деле, прыжок получился спонтанный. Позвонила, записалась – на следующий день прыгнула. В самолете была единственной девушкой, и одна в полете не кричала».

– Предварительная подготовка требовалась?

Александр Попов: «С девяти часов утра до двенадцати была тренировка, инструктаж. Отрабатывали приземление, действия при «аварийных» ситуациях, как себя вести и что делать, если что-то пойдет не так (порвутся стропы или парашют не откроется). В общем, три часа жесткой подготовки. Проходили медосмотр, спрашивали вес, наличие каких-либо травм и сердечных заболеваний. Все серьезно».

Ксения Гнездилова: «А для прыжка в тандеме подготовка не требуется. Проходишь небольшой инструктаж – и вперед. Инструктором был молодой человек, на счету которого более тысячи прыжков».

– Александр, а Вы самостоятельно прыгали?

Александр Попов: «Прыгал я один, без инструктора. Считаю, что настоящий мужчина должен свой первый прыжок совершить именно так».

– Опишите сам момент, эмоции.

Александр Попов: «Желающих было много, поэтому в самолет мы сели только около 17:00 (кстати, на самолетах тоже раньше не летал). Нас ждал зеленый АН-2. Полет воспринялся очень легко, минут за десять достигли нужной высоты – 700 метров. Было нас десять человек, товарищ мой прыгал вторым, я – седьмым, по весу так распределили. Открыли дверь, и первая пятерка один за одним, с перерывом буквально в две секунды, стали прыгать. Самое непонятное чувство, когда стоишь перед открытой дверью, но думать некогда, прыжок – и уже в полете! Чувства просто неописуемые! Первые секунды немного нервничал: проверил, открылся ли парашют, осмотрелся по сторонам – все в порядке. Красота просто восхитительная! Высота была небольшая, поэтому нужно было готовиться к приземлению. И тут я заметил, что лечу прямо на ЛЭП (я – электрик по профессии). Порегулировал стропы и успешно приземлился за тридцать метров до линии, на ноги, даже не упал. Сразу же за нижнюю стропу потянул парашют, чтобы не понесло за ним по полю. Вот я и на земле! Потом с десантниками на «Урале» возвращались на аэродром, ехали весело, с песнями».

Ксения Гнездилова: «Я приехала на аэродром «Вологодский региональный авиационный учебно-спортивный центр ДОСААФ России» рано утром. Зарегистрировалась и стала ждать очередь на посадку. Осуществить прыжок удалось лишь после обеда. Желающих тоже было много. В самолете было немного неспокойно. И вот мой инструктор говорит: «Готова?» Я была готова. С селфи-палкой в руке упала в бездну с высоты 2500 метров. В этот момент я почувствовала сильное притяжение земли. Ощущение нереальное. Полминуты в свободном полете, с камерой в руке, в каске, похожей на арбуз, – это надо испытать. Когда раскрылся парашют, подумала – да, я это сделала и ощутила огромную радость. Остальные шесть минут полета, во время планирования, мы болтали с инструктором и рассматривали местность с высоты».

– Хотелось бы повторить и пережить это снова?

Ксения Гнездилова: «Прыжок с парашютом и полет на самолете не решат проблемы, но подарят безграничную любовь к небу. Я надеюсь, что прыгну еще не один раз».

Александр Попов: «Буду прыгать еще и не раз, только уже с большей высоты».

– Считаете это занятие опасным? После прыжка мышление поменялось?

Александр Попов: «Занятие, конечно, опасное и не для слабонервных, но думаю, кто хоть раз это сделал, тому захочется еще. Мысли после прыжка тоже изменились. Когда летишь один в небе, все земные дела и проблемы кажутся такими мелочными. В общем, было круто!»

Ксения Гнездилова: «Ты никогда не узнаешь, на что ты способен, пока не совершишь прыжок. Полет с 2500 метров – это как любовь. Большая, искренняя любовь с его величеством небом. Это когда тебя насильно притягивает земля, но ты хотя бы на каких-то две-три минуты в запретной любви с небом. Когда ты можешь быть свободен, когда у тебя есть выбор. Когда все падает так, как должно падать. Когда кружится голова, перехватывает дыхание, сердце бьется, на лице улыбка, а в душе – искренняя радость. И это только твой полет с любовью к небесам. Да, я ощутила эту «неземную» любовь».

Татьяна МОРОЗОВА.

Фото из личных архивов Ксении Гнездиловой и Александра Попова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

73