Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

18.05.2020 09:19 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Дети войны - дети победы

Нил Иванович Смирнов (отец Зинаиды Зикунковой) с семьей. Июнь 1941 года.

В огне войны сгорело детство,

Но не прошло бесследно,нет,

И носим мы в себе наследство

И боль, и радость прошлых лет.

В преддверии 75-летия Победы мы с гордостью говорим о ветеранах Великой Отечественной войны, но хочется вспомнить и о детях, которым выпало страшное, голодное детство, опаленное войной. Это поколение тесно примыкает к ветеранам и помнит военное и послевоенное время.

«Дети войны» — это поколение нынешних бабушек и дедушек. Война отняла у них светлое и радостное детство, искалечила детские судьбы, ведь начало войны совпало для них с началом жизни. Их детство прервалось 22 июня 1941 года. В настоящее время в нашем районе проживает 370 детей войны.

С некоторыми из них мне удалось пообщаться. Вот что они вспоминают:

Пиолина Александровна Дьякова 1939 г.р. (Коробицынский с/с)

«Росла я в военное время, жили мы очень плохо. Помню, всегда хотелось есть. Кушать было нечего, поэтому собирали мох с болота, клевер, крапиву, иван-чай, мололи муку и пекли лепешки. Жила с бабушкой и мамой, отец был на фронте. В 1943 году был ранен, долго лечился в госпитале. После выздоровления вернулся домой. Помню 9 Мая 1945года: все плакали, кто-то от радости, кто-то от горя. Послевоенные годы были самые голодные. На карточки давали по 100 граммов хлеба. Помню, что мать отдавала свой хлеб отцу, а мне паек отдавала бабушка.

Нина Николаевна Кротова 1938 г.р. (д. Житьево)

«Наша семья состояла из пяти человек. Помню, приехал отец на лошади, привез много пряников (он тогда продавцом работал), мы, дети, обрадовались: «Тятька приехал!», а он сказал: «Приехал тятька, да не на долго», и уехал на войну. С войны отец не вернулся. Уже в мирное время пришло сообщение, что пропал без вести. Бедно, плохо было, голод в сорок шестом был, выжили только тем, что по полям собирали гнилую картошку да всякую траву, летом варили лебеду, собирали крапиву. Клеверные головки собирали на коленках, чтобы никто нас не заметил».

Зинаида Аркадьевна Хромцова 1936 г.р. (д. Житьево)

«Родилась в Кич-Городецком районе. Отец пропал без вести. Помогала по хозяйству матери. Жили бедно. Запомнилось, как ждали почтальона. Все жители деревни собиралась и в страхе смотрели, какой конверт достанет почтальон из сумки».

Зинаида Анисимовна Юрочкина 1937 г.р. (д. Раменье)

«В семье было 11 детей, в живых осталось только трое. Семеро умерло в детском возрасте. Отец вернулся с фронта в 1943году, его комиссовали, когда он заболел малярией. Но дома он поправился и еще работал в колхозе. Хорошо, что в деревне жили, лебеды и крапивы хватало на всех, а там и картошка вырастала. На колхозном перепаханном поле собирали весной прошлогоднюю замёрзшую картошку и стряпали лепёшки».

Вера Леонидовна Бакулина 1932 г.р. (Двиницкое поселение)

«Родилась и во время войны жила в Новгородской области. Осенью 1941 года фашистские войска оккупировали область. Основная часть населения успела эвакуироваться в другие области, а наша семья переехала в деревню к бабушке. Но через некоторое время и к нам в деревню пришли немцы. У нас в доме жил немецкий врач, сначала мы его боялись, но потом привыкли, он нас не трогал. Голод был страшный, особенно в 1942 году. Есть было нечего. Собирали клевер, листья липы – сушили, мололи в муку. Пекли лепешки. Чтобы как-то прокормиться, собирали прошлогоднюю гнилую картошку в поле. Если повезет, находили хорошую картошку, ее чистили, терли, отжимали крахмал. Хорошо помню 9 мая 1945 года. В деревне на столбе висело черное круглое радио, по которому объявили об окончании войны. Отец пропал без вести под Ярославлем в 1942 году».

Ия Михайловна Каштанова 1937 г.р. (д. Савинская)

«В войну жили очень плохо. Детство было голодным. Помню, послала мать нас с сестрой собирать клеверные головки (сосульки) в поле, мы насобирали полные корзинки, а в это время ехал председатель, вырвал у нас корзинки и растоптал. Домой вернулись ни с чем. Одеть и обуть тоже было нечего, ходили не только голодные, но босые и раздетые. Однажды ушла в школу босиком, пока была на уроках, выпал снег, и пришлось 7 километров нести меня на руках. После войны мы жили неплохо, потому что отец шил сапоги, заказов было много».

Смирнова Роза Степановна 1931г.р. (с. Сямжа)

«Когда началась война, жили в Великом Устюге. Папа работал в уголовном розыске, поэтому все время был в командировках. Нас он перевез в Новгородскую область, где мы жили до 1943 года. В десять лет я уже весной помогала дяде сеять зерно, разбивать землю колотушками. Летом косили сено, гребли и возили в сарай. Работы было много. Ходила в школу, уроки делала с лучиной. Наша деревня находилась в прифронтовой зоне, и было страшно, когда над домами пролетали немецкие самолеты, от их разрывов дрожали стекла. Помню, как вязали варежки, сушили картошку и все это отправляли на фронт. Война меня многому научила».

Зинаида Ниловна Зикункова 1933 г.р. (д. Ногинская)

«В тот год, когда началась война, я жила в деревне Трусиха. В школу ходила в Олеховскую. После школы нянчилась с ребятишками. Соберут несколько ребят в одну избу, я с ними и нянчилась, а взрослые все работали в поле. В 1944 году меня отправили на Бруниху в няньки. Худо-бедно, но в няньках я была накормлена. Там жила по неделе, бывало, отпускали дня на два домой. А когда отпускали домой, то я помогала сестре Шуре, ей было 13 лет, возить молоко на быках из Олеховской в Волховскую, возили ночами. Коней забрали на нужды фронта, поэтому пахать землю и перевозить грузы приходилось на быках. Запрячь быка было страшным испытанием для девочки-подростка, но Шура справлялась. Перед уходом на фронт все в деревне фотографировались. Помню, к нам пришел Кустов Алексей, и мы сфотографировались на память. Эту фотокарточку храню. Отец в апреле 1942 года под Ленинградом пропал без вести. Дедушка умер от голода, свой хлеб он отдавал нам».

Герман Михайлович Кунин 1933 г.р. (с. Сямжа)

«Я родился в Череповце. Мои родители умерли до войны. Меня отправили в детский дом г. Вохма Костромской области. Пока шла война, я жил в детском доме. Детей было много, все разных возрастов. Еды не хватало, мы всё время ходили голодные. Воровали картофельные очистки из бочек и жарили на костре. У костра мы пели нашу детдомовскую песню. И сейчас Герман Михайлович знает слова этой песни и часто ее поет. Вот несколько строк: «Ой, зачем я на свет родилася, и зачем меня мать родила? Лучше б море меня утопило, чем в детдомовскую жизнь отдала».

Анатолий Степанович Соколов 1936 г.р. (д. Миненская)

«Когда началась война, мне было 5 лет. Отца на войну не взяли. И я с детских лет помогал ему. Рано научился пахать на лошадях. Помогал заготовлять дрова. Помню трактора на металлических колесах. Меня брали иногда работать прицепщиком. С 13 лет я уже работал наравне с взрослыми в лесу».

Павел Михайлович Фатиев 1935 г.р. (д. Рассохино)

«Семья у нас была большая — 8 человек. Отец часто болел, на войну его не взяли. Я помогал родителям по хозяйству. В восемь лет я уже развозил навоз в поле на быках. Когда закончилась война, нам накрыли стол и накормили настоящим супом».

У них у всех разные судьбы, но всех их объединяет общая трагедия. Каждый уходящий год все дальше и дальше отдаляет нас от событий Великой Отечественной войны. Уходят живые свидетели тех страшных событий, унося с собой память. Это последнее поколение, которое может рассказать то, что они видели своими глазами.

Информацию собрала Нина КУРГИНА.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

463