Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

18.08.2020 10:16 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Мы живем памятью о тех, кто воевал, и благодарностью к тем, кто трудился в тылу

Перед теми, кто имеет отношение к Великой Отечественной войне, – ветеранами, павшими, тружениками тыла, я испытываю непреодолимое чувство вины. Хочется отдать дань их славному подвигу. Сегодня мой рассказ о двух труженицах тыла, матерях, бабушках, прабабушках, которые живут в Яхреньге. Когда я брала у них интервью, на глазах наворачивались слезы. На встречу едем с главой поселения. Повернув с трассы, попадаем в ухоженную деревню. Обратила внимание, что нигде нет зарослей, везде порядок.

А вот и большой деревенский дом Калисты Полуэктовны Куваевой. Она радушно встречает нас у калитки. В доме по-деревенски уютно. Я прошу хозяйку поведать о своей жизни. Немножко задумавшись, она начинает неторопливый рассказ, словно листает книгу судьбы своей:

«Родилась я 4 апреля 1932 года, в семье была младшей, закончила всего один класс. Хоть и школа была рядом, но в то время никого не заставляли учиться, на этом и закончилось мое обучение. Когда началась война, ушел на войну брат, а отец был уже не молод, и его не взяли на фронт. Мы, подростки, помогали, как могли. До веялки я не доставала, так на чурке стояла. Весной подганивали лошадей во время полевых работ. У меня была подружка Дуся. Мы всегда были вместе. На сенокосе маленькими грабельками подгребали сено. Да мало ли было всяких работ в колхозе: жили, трудились и верили, что война все же кончится. А День Победы, хоть и прошло 75 лет, помню очень хорошо. Кто смеялся, кто плакал от горя, что погибли его родные».

О трудных послевоенных годах Калиста Полуэктовна говорит одной фразой – «хлебнули горюшка». Действительно, послевоенные годы наложили отпечаток на их сердца. «Особенно тяжело было на лесозаготовках: холодные бараки, посушиться негде, холод, снег», – с дрожью в голосе продолжает моя собеседница.

Супруг Калисты Полуэктовны – Сергей Александрович умер 15 лет назад. У нее трое детей: два сына – Валентин и Николай да дочка Нина. Во время разговора она часто вспоминала брата Николая, который вернулся с войны, да и дочка вот только вчера уехала. «А здоровье мое еще ничего, вот тут привезли несколько бревен, сын распилил, а я все расколола, чурочку расколю, посижу и снова. Все сложила, но поленница упала, я снова сложила. Сын и говорит: вот, мама, все с работой».

Смотришь на мою собеседницу и думаешь, что же это за русская женщина, где она силы берет? Она ни разу ни на что не пожаловалась, лишь говорила, что все, слава Богу, хорошо, и уж очень ей лестно было, что такие гости пришли ее проведать. Расставаясь, мы пообещали друг другу встретиться через 5 лет на 80-летие Победы. А я Калисте Полуэктовне желаю быть такой же энергичной. Пусть Бог дарует ей здоровья на долгие годы.

Следующая моя собеседница Елена Ивановна Кустова. Дом (о таком говорят «как коробеечка») в окружении аккуратных насаждений, под окнами цветут пионы, во дворе – уютная беседка, где по утрам до завтрака любит посидеть хозяйка. Елена Ивановна – уроженка деревни Верденьга (родилась 7 августа 1931 года). Заходим в дом. Опираясь на палочку, встречает нас бабушка Лена. Приехали мы рановато, внуки еще нежились в постели, а сын Валентин и его жена Анна хлопотали по хозяйству. Кстати, в разговоре со мной Елена Ивановна называет ее «ангелом-хранителем». Это теперь такая редкость. Я прошу ее поделиться воспоминаниями о жизни, о трудных военных годах.

«Когда началась война, отца сразу взяли на фронт под Ленинград, там он и погиб. В семье нас было двое», — начинает рассказ моя собеседница. Ей трудно вспоминать, но с болью в голосе она все же продолжает: «Мать трудилась от зари до зари, и мы, как могли, помогали. Мама возила навоз на санках на поля, а я сзади подпихивала. За это мне на 1 Мая дали 1 кг зерна, то-то радости было. После войны зимой в лесу работала, там и с будущим мужем Николаем Павловичем познакомилась. По несколько весен на сплаву трудилась. Ой, лучше не вспоминать... Мой муж был из Яхреньги, и я поменяла место жительства. Жила со свекровью, которая вынянчила 4 моих детей: 3 сыновей и дочь. Сначала я работала на маслозаводе, возила тары с молоком, потом со сливками в Ширегу. Четырехведерные тары, которые надо поднять на телегу, сгрузить, а летом в жару еще и в ключ поставить, чтобы не скислось. Так 10 лет, а потом перешла на свинарник». Рассказывая это, она ни слова не сказала, как же трудно было. А мне даже показалось, что она с гордостью говорила о своей работе. Как некрасовская героиня «во всякой работе ловка». Сейчас Елена Ивановна живет с сыном Валентином. В их доме я увидела 3 поколения: сын Валентин, его дочь и внуки.

Аня угостила нас сырниками, олашками с земляничным вареньем. Разговаривая с бабушкой Леной, я видела, как родные ее внимательно слушают и гордятся своей матерью. А тут к столу пришли правнуки, поздоровавшись, сели кушать. Я (как бывшая учительница) спросила: «А по компьютеру лучше учиться?» «Да», – был ответ.

Прощаясь, мы договорились встретиться, уже на улице я увидела, как Елена Ивановна провожает нас – машет в окно рукой. Долгих лет Вам на этом свете Елена Ивановна. Не болеть!

Анна ЗАЙЦЕВА, п. Ширега.

Фото Ксениии ГНЕЗДИЛОВОЙ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

18