Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

08.05.2024 13:30 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Воспоминания послевоенных лет

Вместо еды – клевер да крапива, вместо детских забав – тяжелая работа, вместо отцовской любви – редкие письма с фронта. Родившиеся в тридцатых и сороковых детства не застали. Самая счастливая пора осталась для них неизведанной, неиспробованной. А ведь детям войны ее не вернуть, никогда. Нам остается только собирать по крупицам оставшиеся воспоминания тех, кто еще жив и помнит.

Зинаида Аркадьевна Хромцова (Сивкова)

Родилась 4 ноября 1936 года в деревне Аксеновщина Кич-Городецкого района в семье колхозников. В семье ещё была девочка Тоня, но умерла в младенчестве. Отец ушёл на войну в 1941 году, пропал без вести, но было несколько писем от него.

«Мама рассказывала, что, когда он собирался, я сидела на полу. Мать провожала, а меня оставили дома. Отец в письмах потом сожалел, что не взяли меня с собой.

В 8 лет я пошла в школу за полтора километра, первую учительницу звали Нина Сергеевна. В школе нас даже кормили гороховым супом, а с собой брали пироги.

С пятого по десятый классы училась в средней школе. Это было уже за семь километров, тоже ежедневно ходили домой. Выходили в 7 часов 30 минут, в карманах была печёная картошка – вот наш завтрак.

Одежду в основном перешивала мама из своих платьев. Деревня наша была большая, стояла в виде буквы «Т». На середине деревни устанавливали на Пасху качели.

На своём участке сеяли ячмень, пшеницу, садили картошку. Вместе с матерью жала, молотила. Когда мама работала конюхом, то помогала поить лошадей у колодца. Мать сама обу-

чала лошадей. В выходные дни помогала ей возить сено на конюшню.

Печь топили сырыми дровами. Всё мечтали с мамой, чтоб у дома стояла поленница дров».

Зина мечтала поступить в медицинское училище в Великом Устюге, но по истории была «3», а это означало, что не будет стипендии. Поэтому поступила в сельскохозяйственный техникум со стипендией 170 рублей.

После двух с половиной лет обучения она по распределению приехала в деревню Житьево, где и продолжает жить с 1957 года.

Фаина Александровна Белягина (Смирнова)

Родилась 21 мая 1937 года в деревне Бурдуковской, недалеко от станции Пундуга Харовского района. В семье детей было четверо, Фаина – самая младшая.

«Когда началась война, отца забрали на оборонные работы под Ленинград, там заболел желтухой, вернулся домой, пооклемался и начал работать в леспромхозе. Мать от болезни и голода слегла и 14 мая 1944 года умерла. Помню её слова: «Мне чайку да сухарик, так я бы, однако, поправилась». Отец больше не женился, а мать нам заменила старшая сестра Нина.

Было очень голодно: травяные лепёшки, было, не скоро проглотишь, без молока-то. Ели крапиву, кокши (головки от льна без семян), клевер, дудки, кислицу. Осенью даже сушили картофельную ботву и толкли в ступах, варили кисель после выделки кож. От такой пищи болели животы, были запоры. Сил не было, а надо ещё дров заготовить да привезти на санках. Оттого что топили сырыми дровами, часто угорала и падала без сознания.

В школу пошла в 1946 году, в 9 лет – из-за ослабленного здоровья. Идти в школу было не в чем. Пальто сшили из гимнастёрки отца, а платье – из рубахи-косоворотки. Сумку сделал отец сам. Тетрадей не было, начинали писать в старых книгах, между строк.

Когда училась в школе, после уроков осенью ходили на уборку картофеля, слали и снимали лён, убирали колоски. А по субботам оставляли у школы пилить и колоть дрова».

Фаина окончила 7 классов. После школы работала в колхозе на разных работах: возила молоко на лошади с фермы и от частников из трех деревень. Носила почту – девять деревень обходила каждый день, кроме воскресенья. Платили 7 рублей 50 копеек.

В 1960 году девушка вышла замуж и переехала в Житьево.

Елена Александровна

Багаева (Гол¸ва)

Родилась 12 января 1940 года в деревне Житьево. В семье было трое детей, но младший брат умер в раннем возрасте. В 8 лет Лена пошла в школу, окончила только 4 класса.

«Жили очень трудно: чтоб растопить печь, ходила с совком к соседям за горячими углями, так как не было спичек. Иногда мама посылала собирать кусочки по деревне, голодно было, да и одежды не было. Отец умер, когда мне было 6 лет.

Сосед как-то поехал в гости к дочери в Мурманск и взял меня с собой, трое суток ехали на поезде, у меня было только семь рублей, купила детский билет и все три дня ехала на верхней полке. Мать в дорогу дала только пирог из мякины, в вагоне ехали шахтёры, так они и подкармливали.

В Мурманске знакомые устроили в домработницы в семью военного, шесть лет работала. Даже один раз с их семьёй ездила на дачу в Московскую область».

В 19 лет девушка пришла на стройку, где и работала до пенсии. Потом переехала в родительский дом в деревню Житьево и осталась там жить

Нина Константиновна Чернявина (Смирнова)

Родилась 9 ноября 1941 года в деревне Марковская. В семье было пятеро детей. Отец в войну работал председателем, у него была бронь от армии. Но эти годы девочка не помнит – была совсем маленькая. Послевоенное время было голодным. В 1947 году семья осталась без отца.

«Крапиву ели, подорожник, заячья капуста во мху росла. А больше нечего, картошку всю отнимали на государство. Надо было отдать много: высушишь и всю отдашь, себе не оставишь. Скотины не было в ту пору у нас. Коза была, только она почти не доила. Надоится со стакан и все. Надо было козу кормить, а и травы не давали, надо было все на сенокос скосить. Багулы порвем да осиновых веток, зимой этим козу и кормили. Жили худо, голодные и холодные, ничего у нас не было.

Было нас трое ребят, четвертый брат учился, старшая сестра тоже уже уехала из дома, потом и третий уехал. Мать работала дояркой всю жизнь. Я с 12 годов пошла на работу с братом, косили сено, убирали, боронили – все делали. В школу не ходила, в пятый класс надо было на Раменье идти за 7 километров, а у меня не было обудки. Босиком ходила, пока земля не застыла. А катаники только закропаешь – через три дня опять отгнила подошва. Опять кропать стельки надо. Одевались в отрепки, достанется от кого-нибудь, так и ходили.

Голодно и холодно мы жили, клеверу и того не давали сощипнуть. Летом ягоды нарастут да грибы. Лепешки делали, если украдем на колхозном поле сосулек (головки клевера) да ягоды, истолкем все, сосульки туда положишь, а они сухие, в рот не идут никак. Иногда украдем гороху в карман, а так не давали, строго было. Мать потом работала на молотилке, они уйдут на обед, мы повыбираем немножко из шаму.

Ни сахара, ни чаю не было, был какой-то сахарин, белые таблеточки маленькие, не знаю, откуда и достали. Было, самовар скипятим и туда опустим пять таблеток, и сладкий был кипяток. Брусничник заваривали, смородиновый листок – вкусно».

Нина вышла замуж в своей деревне, родила сына. С маленьким ребенком уехала на целину. Потом вернулась домой и всю жизнь прожила в Марковской. Родила ещё шестерых детей, работала в колхозе дояркой.

К печати подготовила Анастасия СОКОЛОВА.

Фото из личных архивов героинь материала.

За предоставленный материал спасибо Зинаиде Гужовой

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

6