Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

22.05.2023 13:39 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне»

Валентина Николаевна Сундукова (с. Сямжа).

Елена Васильевна Жаркова (д. Пономариха). Елена Васильевна Жаркова (д. Пономариха).
Фаина Николаевна Смирнова (д. Старая).
Ангелина Евгеньевна Тиханова (с. Сямжа).
Раиса Дмитриевна Фуникова (с. Сямжа).
Сергей Александрович Хромцов (д. Житьево).
Тамара Андреевна Бутакова (д. Георгиевская).

78 долгих лет прошло с тех пор, как закончилась Великая Отечественная война. Эти страницы нашей истории никогда не забудутся. Тяжелым грузом легли они на плечи старших поколений. Война коснулась всех, бесцеремонно ворвалась в каждый дом, унесла здоровье и жизни бесконечно большого количества тех, кто мирно жил, работал, не помышляя о том, какое ужасное испытание преподнесет им судьба...

К сожалению, в Сямженском округе не осталось в живых участников Великой Отечественной войны. Те, кто еще с нами, встретили этот тяжелый период истории совсем юными, но что это такое, они знают не понаслышке. В каждом маленьком рассказе – целая трагическая жизнь. Это устная история, нигде не задокументированная, а потому непрочная, но полная настоящих чувств. Часто память подводит людей в преклонном возрасте, но эти события они помнят в мельчайших подробностях.

Сергей Александрович Хромцов (д.Житьево): «Я мал еще был, помню, 10 годов было. Когда войну объявили, в сельсовете на деревне митинг был. Помню, на митинг отец с матерью ушли, меня водиться заставили с сестренкой. Ей было полгода. А мне тоже было охота посмотреть митинг. Я ее на печь запихал, обложил тряпкам, валенкам и «сиди» говорю. А сам убежал. Брат еще, меня моложе — оба убежали. Ну, сердце болело за сестренку…

А там (на митинге) – рев. Женщины плачут, а парни говорят: «Да мы Гитлера за 3 месяца разбомбим!» Пляшут, веселятся с гармошкой, народу полно. Я раньше прибежал домой, с печи снял сестренку. Она, как посадил, так и сидела. Мать пришла в слезах. Ох, тяжело это… Значит, отец попозже пришел и говорит: «Сашка (он мамку так звал), собирай котомку, мне дали 2 часа на сборы». Мамка к полотенцу лямки пришила, туда хлеба, кружку, ложку – все наклала.

Их команду набрали и через 2 часа увезли. Отец попрощался, нас обнял. Вот так больше отца не видел. Последнее письмо от него было: «Пишу письмо на пеньке, покрапывает дождь, товарищ закрыл плащ-палаткой, а я пишу письмо карандашом химическим». И расплывчатое, где, видно, капли попадали. И больше ничего. Отца больше я не видал…»

Валентина Николаевна Сундукова (с.Сямжа): «В семье трое нас было – 2 брата да я. Родители в колхозе работали. Отец еще до этой войны на другой был, а старший брат 22-го году – того забрали, пришел раненый, недолго и нажил – в 65 лет умер. А сначала пришла похоронка, отец долго ревел. Мы еще маленькие были. А он в госпитале лежал, потом и пришел. Радости было тогда.

Война кончилась, дак радости было немало. И слез было много, и радости много. Из сельсовета прибежал человек нарочный оттуда сказать, что война кончилась. У нас посреди деревни столб стоял, там лемех привязан от плуга, как на собрание колхоз-то собирали, дак начнут колотить — все и собирались. Как заколотили (а мы в поле были, к посевной готовились все), а потом прибежали все, обрадели. Слез было, реву, пляски много.

Победу ждали. После войны тоже сразу плохо было. А потом стало – отработаем неделю, дак выписывали хлеба, зерна.

Мужики с войны кто когда вернулся, не сразу. И в плену побывали, не один мужчина пришел из плену. А потом все восстанавливать надо. Некогда было собак-то гонять по деревне. Придем из школы, уроки еще не выучили, а бригадир: «Давай вот идите, навоз возите». Женщины накидают, а мы отвозили на быках, раскидывали. И лошади были, а худые все, молодых-то лошадей всех забрали на войну».

Ангелина Евгеньевна Тиханова (с.Сямжа): «Худо жили. Семья большая: 6 ребенков маленьких было и взрослые еще. Отец на войну уходил, воевал, вернулся домой. Я работала на ферме. Лошади были, на фронт забирали много. Пахали и на лошадях, и на себе. С бороной и с плугом ходили.

Одна держит за ручки у плуга, а троечетверо волокут. И я пахала. Нечего хвастать. И голодно было. Как все кончилось, тут уж полегче стало. А сейчас и вовсе полегче. Питание очень худое было, хлебушка-то мало. Одна трава. Поешь-поешь, а опять есть охота».

Раиса Дмитриевна Фуникова (с.Сямжа): «В 4 часа вставали, а, бывало, идешь по быка-то, как задремлешь, свалишься, дак тут и останешься – уснешь. Все в поле трудились, со мной баба работала, мне борону у быка волочила, дак мне в Троицу яйцо испекла. А раньше ведь не было яиц-то – надо было сдать государству. А куриц-то чем кормить, как самим есть нечего. У нас дом был у поля, дак добро было курицам. За куриц ругали, гоняли. Было, мы по горох воровски ходили, а даже за клевер ругало начальство, отбирали. Мы хотко бегали, было не догонить. Да старики караулили. После войны полегче стало, появились трактора, а ведь раньше не было, все вручную. Сколько пашен было, а все на быках да на лошадях пахали».

Фаина Николаевна Смирнова (д.Старая): «Сапог-то не было, бегали босиком. А там у нас пахали полянку женщины. И нас тогда с мальчишкой послали, сказали: «Кончайте работать, День Победы сегодня». А мы бежим босиком. По льду-то ноги скользят. Все равно добежали, сказали им. Дак они – которая плачет, которая смеется, что война кончилась. А голод! Давали по 200 грамм хлеба, все же хватало. 47-й год очень голодный был, и тут и мох ели, и очистки картофельные… А лучше и не вспоминать».

Елена Васильевна Жаркова (д. Пономариха): «Тут площадь была, все собрались туда. Гармошки играют, поют, ревят. Кто во что горазд. Потом стали отмечать каждый год, а сразу… много не вернулось… и молодежи-то много не вернулось. Мужа забрали в 42-м. Брат у меня был, дак на второй день войны забрали».

Тамара Андреевна Бутакова (д. Георгиевская): «Я была в школе в 7 классе, пришли мы на уроки, и нам там объявили, что война кончилась, нас отпустили всех домой, мы и обрадовались. А пришли домой, я помню, бабушка заревела, отца уж не было у нас. Я помню, голодовали так, неохота и говорить про это. Нас четверо детишек-то было, давали карточку по 150 грамм на день, а этих, денежек-то, не было, ну где-то денег взяли, я пошла в магазин, купила буханочку-то, поди, на 10 дней. Шли мы обратно двое: еще девчонка шла. До дому-то дошли, съели буханочку и не помним, чтобы ели».

Много пережитого хранится еще в воспоминаниях этих стойких и мудрых людей. Голод, тяжелая работа, потеря близких оставили неизгладимый след в душе каждого. И мы должны бережно относиться к этим воспоминаниям и никогда не забывать, какой ценой достались нам свобода и мир, передавая из поколения в поколение память о ветеранах Великой Отечественной войны и всех, кого она затронула.

Анастасия СОКОЛОВА.

Фото автора,

Екатерины Тихомировой, Людмилы Чижиковой.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

14