Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

25.02.2020 11:30 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Помни войну, пусть далека она и туманна…»

Надежда Первунинская прошла всю войну, участвовала в обороне Ленинграда.

Все ближе юбилейная дата дня Победы над фашистской Германией. Я хотела бы поделиться историей моей семьи. Мои родители – Василий Николаевич и Надежда Дмитриевна Первунинские – всю свою жизнь прожили в Сямженском районе, в деревне Рубцово Коробицынского сельсовета. В браке они вырастили семерых детей, шесть сыновей отслужили в рядах советской армии, в разных войсках.

Мама родилась 23 сентября 1918 года в деревне Мигачево Кирилловского района и уже в трехмесячном возрасте стала сиротой. Позже родственники перевезли ее в Ленинград, где и прошло детство мамы. В четырнадцать лет девочка Надя начала свою трудовую деятельность на стройке, на заводе им. Кагановича, а в шестнадцать отучилась на водителя и стала работать на почтовой машине. «…В августе 1939 года в СССР приезжала немецкая делегация для подписания пакта о ненападении, посещала Ленинград. Колонна машин встречала на площади. Всем, кто принимал участие во встрече, выдали новую форму, кожаные перчатки и «стеклянные» (капроновые) чулки», – этот день мама всегда вспоминала с восторгом.

В 1940 году мама вышла замуж за Михаила Григорьева. В тот период жизни она была веселой, энергичной, смелой, жизнерадостной женщиной. В 1941 году муж пропал без вести. Когда началась война, ей было двадцать три года, воспоминания о том страшном времени были редкими: «…В первые военные дни в городе была суматоха, – рассказывала она. – Мне дали машину, на которой возила все, в том числе и снаряды. Основной массой людей на оборонительных работах было гражданское население». В один из рейсов в машину попал снаряд. Маму ранило, она лечилась в госпитале. В это время части отступали, госпиталь эвакуировали, опытных солдат отправили на фронт, а всех остальных в окружение – в сторону Ленинграда. Когда вышли из окружения и вернулись в город, плакали и радовались.

Позже маму зачислили на должность красноармейца в 24-й батальон, в войска противовоздушной обороны. Работали так, что спать приходилось по очереди через несколько суток.

Однажды, возвращаясь с дежурства, мама познакомилась с летчиком. Они гуляли по городу и говорили обо всем, молодой человек ее угощал шоколадом и задавал много вопросов. Она сообразила, кто рядом с ней: сердце стучало, ждала смены караула. Время шло медленно… Когда молодая парочка подошла к Володарскому мосту, девушка скомандовала: «Руки вверх!» … Очнулась мама в госпитале, удар кастетом по голове был такой силы, что она получила контузию. После выписки из госпиталя ее наградили медалью «За отвагу». Диверсант был задержан.

К сожалению, дом, где жила мама, разбомбили, ее родные погибли. Ей дали комнату в общежитии. На одного человека полагалось 125 граммов хлеба. В то голодное время люди ели кожаные изделия, клей, птиц, кошек, лошадей, траву… Физическая нагрузка была выше всяких человеческих сил: ежедневные бомбежки, стоны раненых, смерть детей, женщин, стариков и голод, страшный голод... «В части предупреждали: руки не подавать лежащим на земле, потому что вырваться из объятий мертвой хватки обессиленному человеку почти невозможно, иногда погибали и те, кто хотел помочь другому встать с земли», – вспоминала мама.

Первого декабря 1943 года Надежда Григорьева была награждена медалью «За оборону Ленинграда» и Сталинской грамотой.

…Снятие блокады – огромная радость. Мама везла хлеб. По городу вели пленных немцев, она остановилась посмотреть и не выдержала душа голодных глаз… – дала фашистам две буханки хлеба. Когда вернулась в часть, доложила начальнику о своем поступке. Ее арестовали. Ждала трибунала. Не расстреляли только потому, что у нее были три государственные награды, а главное – сослуживцы отказались от своего пайка и этим спасли ей жизнь.

После окончания войны мама была направлена на завод имени Лепсе, работала водителем директора завода. Положение в городе оставалось тяжелым.

Мой отец – Василий Николаевич Первунинский – уроженец деревни Рубцово Сямженского района. Служил в Западной Украине, на границе с Польшей, в танковой дивизии. Город Белая Церковь… четвертый год службы подходил к концу, оставалось пару месяцев до дембеля – чемодан собран домой. Но началась война. Бомбили так, что жутко было. В городе горело все: заводы, дома… Часть отступала со страшной скоростью, было много потерь, не хватало оружия, еды, обмундирования, позднее часть расформировали, а оставшихся солдат направили под Москву.

Машина служила и кровом, и домом, и средством передвижения (папа даже ей посвятил стихи). Под Москвой готовились к наступлению. Начался переломный бой. Папа был тяжело ранен. Самолетом раненых вывезли в Самарканд на лечение. Позже отец был представлен к награде.

20 октября 1946 года в ЗАГСе Калининского района г. Ленинграда мои родители зарегистрировали брак – так началась новая страница их жизни. В 1947 году папа уговорил маму приехать к родителям в деревню Рубцово. Папа умел делать всю деревенскую работу: катал валенки, выделывал кожи, строил, выращивал и хранил урожай... У родителей отца был двухэтажный дом, большое хозяйство: корова, овцы, куры. В 1960-м году родители приняли решение переехать в пос. Мирный, который только набирал силу, и где были детский сад, школа.

Третьего декабря 1963 года мама была награждена орденом «Материнская слава третьей степени» СССР, которым она очень гордилась. Мама гордилась также своими сыновьями, на встречу с однополчанами 27 января, в день снятия блокады Ленинграда, их фотографии она возила с собой. Не меньший подвиг совершен родителями, давшими нам, семерым детям, жизнь и научившими нас любить Отечество.

Тамара КЛЯПИКОВА.

Фото из архива семьи Первунинских.

Юность родителей… дрогнуло в сердце.

Мама в санроте красноармейцем.

Как по квартирам детишек спасали,

Как мародеров на месте стреляли...

Лишних вопросов: не задавать!

Время приказы, как есть исполнять.

Так вывозили людей из блокады,

Зная одно только слово лишь «надо»!...

Немец бомбил и пытался нарушить

Этот поток отбывающих грузов.

Первая пристань спасенных сердец:

Северо-запад, ЧЕРЕПОВЕЦ.

А под Москвой переломный шел бой.

Ранен отец тяжело под Москвой...

Власть дорожила храбрым солдатом,

Всех в самолет, в Самарканд и санбаты...

27 июня – день, когда мать умерла,

Горькими были минуты,

Плакала с нами земля,

Молнии грозно летали,

Дождик хлестал по стеклу.

То, что опору теряли,

Я через годы пойму.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

89