Меню
12+

«Восход». Сямженская районная газета. Издается с 1935 года

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Больше шевелиться будешь – дольше жить будешь»

Людей, которые дожили до отметки 90 лет, мы называем долгожителями. Еще немного – и целый век. Сколько же всего они повидали, пройдя такой длинный путь, сколько событий, эмоций, уроков преподнесла им жизнь... В минувшую пятницу солидный юбилей отметила жительница Сямжи Серафима Васильевна Смирнова.

Миниатюрная, словно куколка, в цветастом платье, волосы давно покрыла седина, а глаза – морщинки. Но они продолжают лучиться светом, добром и мудростью. И никакие тут, кажется, не 90. Хоть паспорт спрашивай. А она привыкла к такому недоверию и сама с охотой предлагает заглянуть в документ.

Сима родилась в деревне Олеховской. В семье было пятеро детей, и так получилось, что им пришлось разлучиться, когда Серафима и младший брат были совсем маленькими – родители разошлись. Младшие стали жить с отчимом и матерью, два брата постарше остались у родного отца, а сестра Анна была уже совсем взрослой, работала и жила отдельно.

От рассказов Серафимы Васильевны о детстве слезы наворачиваются на глаза: «С 9 годов нас, ребятишек, таскали везде. Весна начнется – ходили к осекам. Соберут всех в кучу, дадут маленький топорик – надо жёрдочки из лесу принести, кому тяжело –колышки рубить заставляли. И загоны чистить от осоты приходилось, везде гоняли. Придем вечером, устанем, на следующий день опять... Перед обедом отдохнем, ляжем матери на колени и уснем. В войну надо было все сдать. Мясо, молоко, яйца – все забирали. А мама то рукавички свяжет, то сошьет что. Все на фронт. Картошку наварит 3 больших чугуна, надо и скотине оставить, и на войну. Заставит нас вечером начистить и в печку сушить... Не зазнали мы ни молодости, ни детства».

Шли годы, Сима по-тихоньку взрослела... Когда девушке было 17, отчим предложил ей поехать в Ярославль к родным – некому было водиться с маленьким племянником Сережей, а детские сады заняты. Она не стала перечить старшим и отправилась в город. А спустя два месяца освободилось место в саду, и Серафиму освободили от обязанностей няни. Сестра предложила пожить у них еще. Так Сима стала помогать молодой семье по дому, получила паспорт, а вскоре уже устроилась работать на обувную фабрику «Североход», где ей очень нравилось. И едва успела девушка освоиться в городе и на работе, как пришла телеграмма от отчима: «Приезжай домой, мать больна». Делать нечего, пришлось вернуться в деревню.

Серафима только нашла новую работу на почте, как снова по велению отчима пришлось переехать. На этот раз в город Советск Калининградской области. Там ее уже ждала Анна, старшая сестра. Бывший ранее немецким Тильзитом, город принял девушку и полюбился ей. Серафима Васильевна с волнением вспоминает тот период жизни: «Анна послала вызов, без него не пропускали в город тогда. Посоветовалась с мамой, с отчимом, он говорит: «А поезжай, мы справимся, потом снова вернешься обратно». Поехала, пропустили. Приехала я туда, недельку погостила, и сестра предложила пойти на почту работать. Я устроилась. А когда приехала, посмотрела город – все разрушено... Там была война... Посередине города печь стояла, в которой наших русских пленных сжигали. Такой большой коридор, там их раздевали и голых... Господи, как я наревелась, глядя на это».

В далеком приграничном городке Сима начала налаживать свою жизнь. Устроилась на почту разносить письма и газеты. Начальником отдела оказалась вологодская женщина, которой юная трудолюбивая девчушка очень нравилась. Руководитель так полюбила Серафиму и переживала за ее дальнейшую судьбу, что, решив уехать из Советска, предложила оставить ей свою должность и квартиру. Но она (судьба) снова распорядилась иначе: спустя год из дома опять пришла телеграмма с плохими вестями: «Мать в больнице при смерти». Всего пять коротких слов, которые вновь поменяли будущее Симы. «Как мне не хотелось ехать,вспоминает пенсионерка. – Начальница ревела даже, уговаривала не уезжать. Сказала: «Ты напиши мне или позвони. Если не вернешься – я тревожить не буду. А если приедешь – я тебе вышлю документы на квартиру». Я написала, что не приеду. Не могла я бросить мать».

Девушка вновь оказалась в деревне. Мама – в больнице, дом – в беспорядке. Все дела по хозяйству оказались на ней. Мать выписали домой, но проблемы с ногами вылечить не смогли, так и ходила на коленях: «Послевоенные годы были голодные. Недалеко, в конце деревни, сеяли пшеницу да рожь. Мать на коленки встанет, с ней пойдем зернышек насобираем. Уговаривала маму остаться дома, но она все равно продолжала ходить. Нет, говорит, я хоть там пошелушу да поем. Вот какие годы были. Чтобы не видели ни бригадир, ни сторож, она на коленках, и я скроюсь. Нашелушим, она каши на молоке дома наварит (корова-то была своя). А в войну не видели страсти, что стреляют, убивают, а холод, голод – все было на нас».

Больше дальних переездов в жизни Серафимы не случалось. Дальше была работа на любимой почте, но уже сямженской. И замужество не заставило себя долго ждать. Муж Анатолий и двое сыновей стали теперь для девушки ее семьей. Мест в садике не доставалось, успевать водиться с малышами, держать целый двор скотины (корова, теленок, поросята, овцы), наводить порядок в доме, бегать на работу было сложно, но никаких жалоб от нее никто не слышал. На работе тем временем ожидало повышение – теперь Сима стала телефонисткой, трудилась по сменам – утренним и дневным. Но сидеть с детьми приходилось по очереди с супругом, а он совмещать их воспитание с работой не мог. Серафиме Васильевне в очередной раз пришлось принять сложное решение и бросить работу ради ухода за детьми. Она пошла в уборщицы в лесхоз. День – с детьми, вечером – на работу. Позже убиралась в школе на протяжении 10 лет, в Белом доме. В заботах и хлопотах незаметно подкралась пенсия...

Мужа нет с Симой уже несколько лет, чуть-чуть не дожили они до бриллиантовой свадьбы (60 лет). Его детство было не менее трудным, от воспоминаний о них из его рассказов у пенсионерки до сих пор глаза мокрые от слез. Но они нашли счастье и согласие друг в друге и своих мальчишках. «Ребята очень хорошие, никогда слова плохого не говорили. Чего скажешь, то и делают. Помогают во всем»,говорит Серафирма Васильевна. Младший Сергей живет с мамой, а Валентин с семьей – на соседней улице, поэтому заботой и вниманием она не обделена. Как и подружками, которые часто заглядывают к ней на чай, ведут задушевные беседы и, как и все, не устают удивляться бодрости и жизнерадостности хозяйки. Всю женскую работу в огороде и дома она делает сама. «Больше шевелиться будешь – дольше жить будешь. А как сядешь на место, так и закиснешь. Я-то уже помощница худая»,улыбается Серафима Васильевна и бежит по своим ежедневным делам. Помощница из нее еще хоть куда.

Анастасия СОКОЛОВА.

Фото автора.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

30